Татарская трибуна » Архив » ЧУВАШСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС

Татарская трибуна

Обзор татарских и на татарские темы ресурсов интернета и ваши комментарии на эту тему

ЧУВАШСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС

ЧУВАШСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС и Н. ФЕДОРОВ

В конце апреля известным в республике (Чувашской республике) предпринимателем Н. Адёром (Тувалкиным) был издан сборник публицистических статей, который называется «Чего не хватает чувашу?». Авторами статей, опубликованных на чувашском и русском языках, являются сам издатель, а также известные (в основном в недавнем прошлом) деятели чувашского национального движения В. Станьял, А. Хузанг­ай, И. Иванов и др. Всех их объединяет критическое отношение к современному руководству ЧНК и его президенту Г. Архипову, а также скептическая оценка деятельности Н. Федорова, прежде всего, в сфере этнических отношений.

Большинство статей было уже опубликовано в основном в 2004—2005 гг., а некоторые и ранее. Практически все авторы солидарны с точкой зрения Н. Адёра, неоднократно высказанной им и заключающейся в том, что «процесс ликвидации чувашской нации… приобрел необратимый характер вследствие русификации, безработицы и алкоголизма. Нынешняя политика государственных чиновников, усиление бюрократической власти лишь ускоряют темпы» этого процесса. Политикой же ЧНК является невмешательство в стратегию развития власти (с. 43). «В народе не слышны ни голос ЧНК, ни его дела. Конгресс превратился в заурядную, тихую, замкнутую контору» (с 121). Н. Адёр и его сторонники осенью 2004 г. были инициаторами акции «Впиши свою нацию в паспорт». Недовольные Г. Архиповым (некоторые из них предпринимали усилия по избранию на пост президента ЧНК другого человека) но, как мы уже писали в бюллетенях Сети, кандидатура действующего руководителя в определенной степени устраивает исполнительную власть, и на очередном съезде в марте 2005 г. Г. Архипов был переизбран, что вызвало разочарование его оппонентов, надеявшихся на перемену курса конгресса.

О причинах сложившейся ситуации в статье «Время и пространство ЧНК» рассуждает известный чувашский драматург, лауреат Государственной премии Чувашии в области литературы и искусства Б. Чиндыков. Последние 10 лет он живет в Москве, но проявляет неподдельный интерес к делам в Чувашии. Анализируя развитие национальной идеи и деятельность конкретных личностей и организаций с начала 1990-х гг., он приходит к заключению, что за несколько лет "чувашское национальное самосознание достигло такой степени развития, когда, наконец, преодолев в себе раба, сотни тысяч чувашей вдруг, как по мановению волшебной палочки, поверили в себя и в свою родину – Чувашию. Но в конце 1993 г. два события поставили крест на национальном возрождении чувашского народа и перечеркнули все, что было достигнуто в республике в этом направлении. Первое – это принятие новой Конституции РФ, уравнявшей в правах национальные республики и области, чем была выхолощена сама суть федеративного устройства страны. Второе событие, которое предопределило скорый кризис ЧНК и повернуло вспять процесс национального возрождения чувашского народа, – это победа на выборах президента республики Н. Федорова. Автор считает главной причиной его победы на выборах 1993 г. то, что народ испугался собственного национализма, как фактора, могущего навлечь имперский гнев Кремля.

На наш взгляд, это не совсем так, спад этнического романтизма начался не из-за страха перед Кремлем, а из-за страха перед возможными последствиями, к которым лидеры государств и национальных движений могут привести народы. Реальные примеры на Балканах, в Кавказских государствах вынудили всех трезво мыслящих граждан с опаской относиться к зачастую непродуманным заявлениям и лозунгам руководителей национальных партий и движений. Кроме того, жизнь с ее экономическими проблемами сменила акценты в политических настроениях масс. Все это проявилось практически повсеместно, а не только в Чувашии.

По мнению Б. Чиндыкова, избранный президент в качестве одной из своих первейших задач провозгласил беспощадную борьбу с национализмом, что для многих активистов ЧНК и партии чувашского возрождения (ЧАП) стало неожиданностью, поскольку, с их точки зрения, чувашский национализм не содержал в себе никакой агрессии, нес исключительно защитный характер и был вызван к жизни только чрезмерной «русификаторской» политикой России (и Советского Союза). Автор полагает, что такие действия Н. Федорова были вызваны двумя причинами: необходимостью нейтрализовать А. Хузангая как политического и духовного лидера чувашского народа, а также созданием собственного имиджа как большого российского демократа.

Комментируя эту мысль автора, следует отметить, что проблематично говорить об А. Хузангае, как о лидере чувашского народа в конце 1993 г., поскольку выборы были практически свободными от административного давления, действовавшие руководители республики (председатель Верховного Совета и руководитель правительства) баллотировавшиеся на пост президента, также не прошли во второй тур. О причинах мы только что говорили – «национальная» идея в народе не закрепилась, суровые реалии отодвинули ее на задний план.

Говоря о деятельности Н. Федорова на посту руководителя республики, Б. Чиндыков отмечает, что возникает ощущение, «будто имеешь дело с двумя Федоровыми. Один – тот, который правит Чувашией вот уже тринадцатый год – авторитарный руководитель, борющийся с политической оппозицией всеми дозволенными и недозволенными методами, не терпящий ни малейшего плюрализма мнений, на дух не переносящий свободу СМИ. Другой – герой мифа о великом российском демократе Федорове – ярый сторонник свободы слова, автор первого и самого либерального закон о печати, защитник НТВ, один из столпов российской демократии, самый демократический региональный лидер, а Чувашия – самая динамично развивающийся регион России». Та же самая двойственность, по убеждению Б. Чиндыкова, проявляется у героя его статьи в национальном вопросе: "теоретически, в масштабах России, президент Чувашии – ярый сторонник федерации и свободного развития российских народов; на практике же, у себя в родной республике, им проводится политика «денационализации» Чувашии, превращения ее из национальной республики просто в регион, в «Чувашию без чувашского». Автор статьи считает, что такая двойственность в национальном вопросе определяется кризисом этнической идентичности, «иногда начинает казаться, что Федоров не знает, как себя идентифицировать в этническом плане». Поэтому чувашская идентичность рассматривается им, прежде всего как региональная, а не этническая. Сравнивая Чувашию с Татарстаном, которые в этнокультурном плане в начале 1990-х гг. были примерно на равных позициях, автор статьи считает, что ныне между ними глубокая пропасть, которая есть прямое следствие различной и даже разнонаправленной национальной политики лидеров двух соседних республик. «Умеренное регулирование президентом Шаймиевым процесса татарского национализма и умелое использование его мобилизующей энергии вызвало новый мощный подъем национального духа татарского народа, в то время как борьба Федорова с этничностью собственного народа привела сначала к упадническим настроениям в среде национальной интеллигенции…, которая вдруг почувствовала свою невостребованность, а затем, как следствие этого, все к большей и большей декультурации и маргинализации всего чувашского населения», – заключает он.

В таких условиях ЧНК выбрал путь отказа от политической жизни и сосредоточился на реализации незначительных культурных проектов. В октябре 1997 г. на третьем съезде конгресса Г. Архипов, избранный президентом, заявил об отказе ЧНК от политики, что с точки зрения Б. Чиндыкова и его сторонников, было колоссальной ошибкой, ибо открыло прямую дорогу к падению морально-нравственного авторитета ЧНК. К настоящему времени «базовые национально-госу­дарственные ценности чувашского народа, такие как национальная демократия и демократическая Чувашия, национальная независимость и суверенитет, свобода духа и устремленность к высокой культуре, оформившиеся в дофедоровское время перемен, оказались полностью девальвированы».

Нельзя не согласиться с автором статьи, что авторитет ЧНК и его президента сегодня невысок и несравним с популярностью А. Хузангая в самом начале 1990-х гг. Но дело не только и не столько в политике, сколько в интеллектуальных, моральных и иных качествах лидеров. Если же коротко прокомментировать идеи авторов статей, то приходится удивляться, что они продолжают жить воззрениями конца 1980-х – начала 1990-х гг. и посыпают голову пеплом, разочарованные проводимой сегодня руководством республики политикой в сфере этнических отношений. Почему-то, в их рассуждениях за скобками остаются интересы русских, мордвы, татар и других этнических групп Чувашии. Ведь А. Хузангай проиграл президентские выборы 1991 г. во многом потому, что он не был воспринят как руководитель республики в Алатырском и Порецком районах, заселенных в основном русскими. Безусловно, в оценке его политического кредо присутствовали передергивания, откровенная неправда, но высказывания, почему-то понимаемые большинством русских как изоляционистские, жесткое требование знания чувашского языка и попытки ввести профессиональные ограничения в связи с этим и т. п. не могли не вызвать отторжения. Отмена ряда положений Закона «О языках в Чувашской Республике», как противоречащих российскому законодательству, до сих пор вызывает обиду и разочарование недавних лидеров и активистов чувашского национального движения, людям, считающим себя причастными к политической деятельности должно быть понятно, что игнорирование единого правового пространства не может быть дорогой к справедливым решениям. Но, видимо, призывы к благоразумию и здравому смыслу останутся, в данному случае, непонятыми.
И.Бойко, В.Харитонова

В качестве иллюстрации использована картина «Матери» заслуженного художника Чувашии Зайцева Ю.А. (1890—1972)

Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов — Network for Ethnic Monitoring and Early Warning (EAWARN) № 98, май 2005 г.

И еще на эту тему

Добавить комментарий


Цитировать выделенный текст

Designed by Azat Galiev aka AzatXaker 2019.