Татарская трибуна » Архив » Из позы в оппозицию и финт обратно

Татарская трибуна

Обзор татарских и на татарские темы ресурсов интернета и ваши комментарии на эту тему

Из позы в оппозицию и финт обратно

Миллиардер Рамиль Бигнов легализовался и собирается вступать в «Единую Россию»

Так называемый лидер башкирской оппозиции и вождь татарского движения в Башкирии, дал откровенное интервью партийной газете «Единой России». Господин Бигнов рассказал, как на выборах 2003 года ему удавалось быть «слугой» одновременно трех кандидатов в президенты РБ. В последние годы Р. Бигнов изображал общественного деятеля, втайне полностью отдаваясь любимому делу – наращиванию капитала. Знающие люди утверждают: в прошлом году он «заработал» 19 миллиардов рублей.

— С чего начнем, Рамиль Имамагзамович? Почему в оппозицию подались?

— Брендом оппозиционера меня наделили по инерции, с большой, кстати, натяжкой. Ведь что такое реальная оппозиция? Должна быть программа, организационная структура, сплоченные силы, политические партии. Наконец, главная задача оппозиции – прийти к власти. У меня такого желания не было. Я лишь не согласен был с тем, что творится в республике. Надежда изменить ситуацию окрепла с момента президентских выборов 2003 года, когда Веремеенко, а затем Сафин буквально всколыхнули народ, публично поведав о бесчинствах правящего клана. Люди наконец поняли, в каком зазеркалье их томят. Не подумайте, что с моей стороны это – конъюнктурный шаг. Была надежда, что со сменой власти ситуация изменится.

— Вам ли печалится-то было? Помню, вы состояли в избирательном штабе Муртазы Губайдулловича на выборах в конце девяностых. И вообще, вельможным вниманием не были обделены.

— Скажу больше – был одним из любимчиков президента. Если бы я оставался рядом с Рахимовым, я к этому дню был бы очень влиятельным и безусловно богатым человеком. Отношение Рахимова ко мне к тому моменту еще не изменилось. Это я прозрел и изменил к нему свое отношение. Прозрел на конкретных вещах, на конкретных вопросах. А что касается выборной войны, развернувшейся в 2003 году, замечу, что я официально был представителем Татарстана. И публично заявил, что ни на стороне Рахимова, ни на стороне его оппонентов участвовать в политических разборках не буду.

— И что, как у наблюдателя ООН, ни единый мускул на лице не дрогнул?

— Отнюдь! Непублично работал все же с Веремеенко – консультировал, он со мной советовался. И с Сафиным общался, и с избирательным штабом Рахимова. Более того, когда первый тур прошел, утром следующего дня звонит уфимский мэр Павел Качкаев: «Рамиль, в чем дело? Татары – то ни хрена не голосовали за бабая, Сафина предпочли. Я к тому времени уже понимал, откуда и какие ветра дуют, и что более солировать Веремеенко Кремль не позволит: свою партию он спел, его уход со сцены был предопределен. Я посоветовал составить публичное обращение президента к татарскому населению. Даже предложил себя в роли копирайтера.

— Вы таким образом помогли сохранить власть тому, против кого боролись?

— Помог, и еще как! После того как появилось такое обращение, я даже записался на телевидении. Я тогда уже возглавлял татарское движение, которое в качестве одного из главных условий выдвигало требование придать татарскому языку статус государственного в нашей республике. «Рахимов, — заверил я телезрителей, — обратится в Госсобрание с законодательной инициативой решить эту проблему».

— О чем болит душа: «Белсталь»?

— Да, я этим проектом несколько лет занимаюсь.

— А кто позволил?

— А я не спрашивал разрешения. Я не проявлялся, не был акционером. Были подставные люди... Когда власть поменялась, я решил уйти из политики. Благо, совпали интересы: новой власти, мои как бизнесмена и территории Белорецка. Для республики выгоды очевидны: «Белсталь» – это приток инвестиций... Кстати, есть предложение для «Единой России». Чем может политическое движение заинтересовать электорат? Так почему бы не взяться за такой масштабный, как «Белсталь»? В партии силы есть. И немалые, чтобы продвинуть проект.

— Перспективы впечатляют. Но в чем фишка для партии?

— Фишка в том, чтобы объявить строящийся комплекс республиканской ударной молодежной стройкой. Студентов у нас много, молодежи неустроенной достаточно. А «Белсталь» – это только бетонные работы на миллиарды рублей. И народ почувствует: пришла новая власть, которая взялась за реальные проекты.

— А еще какой бизнес придется «легализовать»?

— Разведение форели на Нугуше – тоже мой бизнес, уже лет пять этим занимаюсь с коллегами. И только сегодня выхожу из подполья, оформляя свое право собственности.

— А вы, говорят, в партию заявление отнесли, что ж не обращаетесь напрямую?

— Мысли вступить в «Единую Россию» посещают часто. Вот до формальностей пока дело не дошло.

Подготовил Василий Булавин, Уфа, Башкирия — Башкортостан

Полный текст интервью в газете «Единая Россия — Башкортостан»

Комментарии

  1. #1 SRF 25 мая 21:10:

    Я бы не вступал в эту структуру. Только деньги зря потратит. На следующий год саморазвал России будет. Лучше с татарами дружить, чем с Единой Россией.

    Цитировать этот комментарий
  2. #2 БаШаР 25 мая 23:12:

    Он денег зря не тратит. Умудрился прослыть вождем татарского народа РБ, а где реальные дела? Конечно, он создал несколько «татарских» структур, но с единственной целью — пропиарить себя, любимого.

    Может Россия и развалится, но у Рамиля Агзамовича на этот случай уже припасен контрольный пакет бренда «Татар»!

    Цитировать этот комментарий
  3. #3 Аксакал 26 мая 14:28:

    Есть в Казани поселок, существовавший еще со стародавних времен. Его название происходит не от русского имени Борис (Бориска), как общепринято считать, а от старотатарского «Бар эске» (Бар эске – иди выкопай). И вот, вопреки распространенным толкованиям татарских легенд о спрятанном якобы в озере Кабан ханском кладе, этот поселок имеет самое непосредственное отношение к этим сокровищам и легендарному подземному городу, в который перебралась часть населения Казани после варварской оккупации бандитами Ивана Грозного. Именно здесь находится то озеро, которому суждено быть хранилищем ханских сокровищ на многие сотни лет.

    В начале 1945 году мой отец, находясь в составе передовых частей Красной Армии в Австрии, подружился с рядовым пехотинцем неким Сагди Мирзаевым из Красноборска. Как-то при разговоре тот обмолвился о своих древних корнях, и что дедушка ему якобы раскрыл семейную тайну. На вопрос о том, почему он сам призывался из Казахстана, ответил, что их семью в 33-м раскулачили и из Арска сослали в казахские степи. А секрет деда состоял в том, что их род является хранителем тайны исчезнувшей казны Казанского ханства, и что они из поколения в поколение передавать должны какой-то секретный код, состоящий из двух слов: «Бар эске». Как-будто чуял молодой боец – на другой же день его не стало. На глазах моего отца – младшего сержанта отдельной разведроты Ханифа Ибатова – его на куски разорвала мина.

    Мой отец никому не рассказывал об этом, только мне раскрылся перед смертью, в 1982 году. Зная, что смертельно болен, он наказал мне попробовать понять, как связаны между собой пароль «Бар эске» и ханская казна.

    Я не то что увлекся этой идеей, но все-таки время от времени стал задумываться. И вот додумался! Написал письмо известному искателю казанского клада, писателю Мустафину. Разумеется, Рафаэль Ахметович не пригласил меня на встречу, не поддержал мою идею,а взял да в ответном письме посоветовал «не заниматься чепухой, и не морочить головы серьезным людям!» Я так и сделал – больше ни к кому не стал обращаться. Приехав в Казань в 1989 году, целую неделю бродил по поселку Борисково и обнаружил там два естественных водоема. Вот где спрятана вся тайна Казани, подумал я, увидев второе озеро, что на улице Землемерная. Говорят, оно бездонное. Но не стал об этом трубить во весь мир, потому что не хотел обидеть уважаемого академика-кладоискателя.

    А сейчас, когда не стало замечательного человека Рафаэля Ахметовича Мустафина, я дарю этот ключ дорогим казанцам – наследникам великого Казанского ханства, могущественного государства на Волге, самого восточного европейского феодального образования, каковым процветающий Татарстан до сих пор и остается.

    Цитировать этот комментарий
  4. #4 Юлтый 26 мая 18:10:

    Ах, вы ребятушки!.. Не секёте главного! Если бы Рамил Бигнов вступал лишь сам и в Едрос, и в Фронт, для татар это было бы даже и не полбеды, они бы даже это могли и не заметить. С одной стороны. И, он такой был бы и не нужен этим фронтовикам. Нужен он там со всеми татарами, по крайней мере в РБ. Вот исходя из такого расклада и надо судить, как быть татарам в таких условиях?!

    Цитировать этот комментарий
  5. #5 Камал 26 мая 21:27:

    Я вот одно усекаю, что Бигнов вступит даже в партию Германских Национал социалистов образца 1933 года, лишь бы быть в струе. Я уверен, он бережно хранит в сейфе партбилет КПСС, что само по себе не предосудительно. Но это его, и не только его, жизненный принцип. Если вдруг возникнет ситуация — придет к власти «гегемон», то бишь большивизм, то и здесь миллиардер Рамиль эфенди не растеряется, достанет все свои грамоты и регалии времен «развитого соци-зма». И будет на коне!

    Цитировать этот комментарий
  6. #6 Юра и другие 25 января 23:34:

    Комментарий удален за высказывания, содержащие призывы к национальной ненависти

    Цитировать этот комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Цитировать выделенный текст

Designed by Azat Galiev aka AzatXaker 2020.