Татарская трибуна » Архив » Создание татарских полков

Татарская трибуна

Обзор татарских и на татарские темы ресурсов интернета и ваши комментарии на эту тему

Создание татарских полков

Лидеры нации   Ильяс Алкин (1895—1937)

Alkin_iliasИсполнилось уже четыре с половиной века после падения Казанского ханства — последнего независимого государства наших предков. После этого татары не обладали значительной военной мощью. Исключением стало начало 1918-го, когда татарские части, объединенные в Харби Шуро (Военный Совет), составляли самую многочисленную и достаточно сплоченную воинскую силу в России. Эти части распались за считанные недели, — не в последнюю очередь из-за отказа лидера Шуро Ильяса Алкина взять власть вооруженным путем. Можно считать его порядочным человеком, отказавшимся пролить кровь, можно — предателем нации, не реализовавшим реальный шанс восстановления государственности, но в любом случае он не был ни трусом, ни политиканом. Постараемся описать события тех дней, когда этот двадцатидвухлетний лидер так и не сделал решающего шага, который мог бы изменить историю.

Ильяс Алкин был сыном видного общественного деятеля Казани, члена I Думы и ЦК "Иттифака" адвоката Саид-Гирея Алкина. После поражения революции 1905 — 1907 гг. отец Алкина был временно арестован и лишен права избираться. Ильяс закончил Казанское реальное училище, поступил в Политехнический институт в Петрограде (как и Мулланур Вахитов), откуда был призван в артиллерийское училище. Вахитов и Алкин являлись типичными представителями русифицированной татарской элиты крупных городов. В Петрограде они общались с представителями мусульманской фракции Думы и ее бюро.

В 1915 г. студенческой интеллигенцией Петрограда (Галимджан Шараф, Ильяс и Джигангир Алкины и Султанбек Мамлиев) создается общество "Татар учагы" ("Татарский очаг"), ставящее своей целью рост политической культуры татарской нации и ее модернизацию. Впервые лидеры "Татар учагы" публично высказали свои позиции в начале 1917 г. в ходе дискуссии о реформе татарского алфавита, требуя исключения букв, не имеющих звуковых аналогов в татарском языке.
В начале 1917 г. Алкин командируется для прохождения службы в Казань. В это время численность мусульман, главным образом татар, в регулярной армии составляла порядка полумиллиона человек. Освобождение от воинской службы учителей правительственных инородческих школ и негативное отношение к войне с Турцией привело к низкому проценту татарской интеллигенции в армии. Основную прослойку среди армейских офицеров-татар составляло национальное студенчество, имевшее низшие офицерские звания. Особенность Первой мировой войны заключалось в наличии большого количества тыловых учебных частей, особенно на территории Казанского Военного Округа, являвшегося основным тыловым округом Европейской России. КазВО, охватывавший Поволжье и Урал, представлял собой единственную административную единицу, объединявшую все основные татарские территории.
Сразу же после Февральской революции идея создания мусульманских частей получила повсеместное распространение. Лидер кружка "Татар учагы" Ильяс Алкин, его брат Джигангир Алкин, а позднее и члены кружка Султанбек Мамлиев и Усман Токумбетов оказались ключевыми фигурами в объединении мусульманских воинов и создании Харби Шуро. Уже 8 марта 1917 г. были посланы делегаты от рот Казанского гарнизона, которые приняли решение о создании Казанского Мусульманского Военного Комитета (Харби Шуро) во главе с Ильясом Алкиным. 12 марта 1917 г. Алкин стал членом Казанского Мусульманского Комитета (органа национальной элиты) от военных.
23 марта 1917 г. Харби Шуро единогласно принял решение о необходимости создания мусульманских воинских частей и обратился с воззванием ко всем воинам-мусульманам. В тот же день была образована соответствующая комиссия. 28 марта 1917 г. Харби Шуро рассмотрел доклад Ильяса Алкина с предложением создать во внутренних губерниях России Татарский Военный Округ, в котором служили бы солдаты всех входящих в него территорий.
7 апреля 1917 г. либеральная газета "Йолдыз" поместила программную статью "Зачем нужны татарские полки?", где говорилось, что армию можно превратить в школу национального воспитания. В Татарском Военном Округе все чиновники, начиная с самых низших и кончая командующим округом должны быть мусульманами". Все мусульмане России направляются "в части внутри Татарского Военного Округа". Любой офицер из татар "должен иметь возможность отправиться на службу в этот Военный Округ". Официальным языком Округа объявлялся татарский. Округ должен был объединить "войска всех родов" и военные учебные заведения.
Выполнение такого проекта формирования целостной национальной армии неизбежно должно было перевести на другой уровень отношения между центральным правительством и мусульманским населением. К созданию национального корпуса призывал еще в 1906 г. Рашид Ибрагим. Татары получали в лице армии гарантию соблюдения своих прав, независимо от политической ситуации в России. Такие требования были непосредственно вызваны нарастающим хаосом в стране, уже тогда проявившимся в бунтах военных, убийствах офицеров и фактической отмене армейской дисциплины со стороны солдат. Национальные воинские части рассматривались и как своеобразный прототип местных полицейских сил. Среди солдат-татар война не имела популярности. Создание самим царским правительством латышских и армянских воинских частей дало прецедент формирования армии по национальному признаку. Национальные воинские части у мусульман могли быть реальными гарантами против насильственных действий со стороны армянского и казачьего населения на окраинах России.
Харби Шуро быстро получил отклики от мусульманских воинов других регионов. 30 апреля 1917 г. в Москве началось совещание воинов-мусульман. Был сформирован Временный Центральный Совет во главе с Алкиным. Было принято постановление о немедленном переформировании армии по национальному признаку и выделении мусульманских частей. В случае отказа Временного правительства, предусматривалось "приступить к образованию отдельных мусульманских войсковых частей явочным порядком". 18 мая 1917 г. на заседании казанского Харби Шуро было отмечено, что в полках создаются особые татарские роты.
Уже 4 апреля 1917 г. на заседании Казанского Мусульманского Комитета Алкин поддержал идею созыва татарского, а не общероссийского мусульманского съезда для решения проблем нации. Однако на II Мусульманском съезде он высказался против создания централизованной татарской автономии, так как выступал за полную самостоятельность воинских частей. Возможно, свою роль сыграли неприязненные отношения его отца с лидером автономии Садри Максуди, да и различие политических программ либерала Максуди и социал-демократа Алкина.
Пиком популярности Алкина стал I Мусульманский Военный съезд, проходивший в конце июля в Казани. Съезд избрал постоянный Всероссийский Военный Совет (Харби Шуро) во главе с Ильясом Алкиным. Харби Шуро окончательно утвердил свою монопольную позицию представителя интересов мусульманских воинов России. Преодоление первоначального запрета на проведение съезда обеспечило руководству Харби Шуро высокую популярность. Так как в ходе II Всероссийского Мусульманского Съезда оформился организационный раскол между умеренной и радикальной частью национального движения, то Харби Шуро и лично его лидер Ильяс Алкин оставались фактически единственной силой, выступавшей в качестве посредника между обоими лагерями. Однако в целом руководство Харби Шуро на съезде заняло компромиссную позицию, с одной стороны, утвердив чисто аграрно-социалистическую федералистскую программу, поддерживаемую большинством военнослужащих, с другой стороны, выразив лояльность общенациональным структурам и прежде всего Вакытлы Милли Идарэ (Национальному Управлению). Было принято решение идти на выборы в Учредительное Собрание блоком только "с мусульманскими социалистическими группами". Так Алкин и Вахитов оказались избранными в Учредительное Собрание от Казанской губернии в рамках Мусульманского Социалистического Блока.
Сразу же после перехода власти в руки большевиков в Казани 27 октября 1917 г. состоялось экстренное заседание мусульманских военных организаций. Шуро отправил телеграмму: "Правительство перешло в руки демократии. Всеми силами постараемся провести лозунги Советской власти".
30 октября начался II Съезд мусульман-воинов Казанского Военного Округа. Алкин высказался за откладывание решительных действий до выборов в Учредительное Собрание: "Я сам сочувствую социал-демократам, но не могу положительно оценить последние изменения". В ответе Казанского Харби Шуро Халиль Сафиуллин заявил: "Если посмотреть на нашу историю, то можно увидеть, что из-за отсутствия единства мы собственными руками отдали наше государство русским. Всегда у нас нет единства". Габдулла Габдеррашитов предложил быстрейшее формирование национальных частей. При этом предлагалось создание трех запасных мусульманских полков (Казань, Уфа, Оренбург). Их предполагалось объединить в I Стрелковую бригаду. В качестве прообраза милиции создавались мусульманские патрульные команды.
12 ноября 1917 г., под председательством Ильяса Алкина, прошло второе заседание национальных организаций Казани. Алкин заявил, что "сейчас в России нет правительства", поэтому "нам нужно создать Федерацию народов Поволжья". Он охарактеризовал ситуацию как период борьбы каждой из наций за свои интересы и, прежде всего, интересы экономические. Алкин назвал мусульманские части основным инструментом обеспечения прав нации. Заседание решило рекомендовать перевести Миллет Меджлисе в Казань, передать ему функции Учредительного Собрании татар и провозгласить на его сессии территориальную автономию.
На следующий день после провозглашения Российской Федеративной Республики 6 января 1918 г. Миллет Меджлисе заявило о рождении ее субъекта — Штата Идель-Урал. Комиссия по территориальной автономии, известная также как коллегия Урало-Волжского Штата (КУВШ), должна была обеспечить созыв съезда в Уфе для принятия временной конституции Штата и создания временного правительства. Харби Шуро по соглашению подчинился КУВШ. Алкин стал членом КУВШ. Абсолютное преобладание в нем получили социалисты-татаристы — представители Казани.
Основной потребностью населения в этот период было наличие власти, неразрывно связанной с его непосредственными интересами. Абсолютно самостоятельная политика Харби Шуро объективно приводила к расколу национальных автономных структур. Социалисты-татаристы ("татарчылар"), получив полный контроль над КУВШ, фактически взяли на себя всю полноту ответственности за создание территориальной автономии. В этот период Харби Шуро поддерживал партнерские отношения как с МСК, так и с уфимской группой Ибрагимова, куда входил и Уфимский Харби Шуро.
24 декабря 1917 г. в Казани состоялось совместное заседание всех мусульманских военных организаций. Ильяс Алкин предупредил о распространении среди русского населения слухов о войне русских и татар и о захвате татарами всей власти для последующего угнетения русских. Алкин заявил, что власть в Штате будет разделена с другими народами.
В январе 1918 г. II Всероссийский Мусульманский Военный съезд должен был, прежде всего, добиться создания национального военного округа и Штата Идель-Урал. Уже на предварительном совещании съезда произошло столкновение между его национальным большинством, возглавляемым Ильясом Алкиным, и левыми социалистами, от имени которых выступил Камиль Якуб. Алкин заявил, что на заседаниях съезда "мы должны создать сильное оружие для мусульманского народа, тюрко-татарской нации". Якуб утверждал, что кадеты пытаются использовать мусульман-солдат, и провозглашение Штата является их идеей. Ильяс Алкин категорически опроверг утверждение о своей связи с кадетами и заявил, что "ориентируясь только на одну цель, национальную цель, нужно двигаться вперед". Алкин получил поддержку большинства делегатов, и съезд перешел в деловое русло.
Четвертое особое заседание съезда носило чрезвычайный характер, так как циркулировали слухи о готовящемся Казанским Советом аресте пяти лидеров Харби Шуро, включая Ильяса Алкина, по обвинению в якобы планирующемся съездом роспуске Совета. Исследование фактов показало, что лидеры Совета отдали приказ о подготовке к возможным военным действиям. Решение об аресте лидеров Харби Шуро было принято на секретном заседании Исполкома Казанского Совета. Стало окончательно понятно, что Совет будет всеми силами бороться против национальных военных организаций и создания Штата Идел-Урал. Сам съезд воздержался от решительных действий.
Резкая конфронтация национальной и просоветской части съезда подтолкнула национальные элементы на создание фракции, вокруг которой объединилось большинство делегатов. Она получила имя "социалисты-федералисты", и ее основной целью стало создание Штата. Руководство фракции состояло из представителей двух политических группировок: Всероссийского Харби Шуро и группы Галимджана Ибрагимова. Фракция приняла решение сформировать руководство съезда из своих сторонников под председательством И. Алкина. На выборах президиума съезда в него прошли только социал-федералисты. Был достигнут компромисс, в результате которого в президиуме федералисты получили по 3, а левые по — 2 места.
На съезде развернулась дискуссия о способе правления в будущем Штате Идель-Урал. По докладу военного ахуна казанского гарнизона Гатауллы Багаутдинова принимается решение о создании Волго-Уральского тюрко-татарского Штата. Правительство Штата должно формироваться Советом солдат, рабочих и крестьян мусульманского большинства при включении представителей других наций на пропорциональной основе. II Всероссийский Мусульманский Военный съезд брал на себя функции создания Штата и охраны его законов. Особым пунктом была выделена борьба с контрреволюционными организациями, действующими против Штата.
Так Штат превращался из парламентской республики, основанной на праве всеобщего голосования, в советскую республику с выборами по классовому признаку. Фундаментальная слабость этого проекта заключалась в том, что татарские рабочие и крестьяне не имели собственных политических организаций. Татары в этот период имели крайне незначительное представительство в Советах и общероссийских партийных структурах всех уровней. Харби Шуро фактически склонился к принятию основных принципов тогдашней Советской власти, заключавшихся в признании главенства Советов и в объявлении Штата Советской республикой.
19 февраля 1918 г. газета "Безнен тавыш" опубликовала статью "Нужна правда", где приоткрылась завеса над изменившимся раскладом сил на съезде. Члены группы Галимджана Ибрагимова в лице лидеров Харби Шуро Уфимской губернии начали отдаляться от И. Алкина. Их лидер, вождь уфимских левых эсеров Г. Ибрагимов, получив пост замнаркома Мусульманского комиссариата в январе 1918 г., окончательно перешел на советские позиции. Сторонники Советов, потерпев поражение в попытке подчинить себе съезд, все более активно переходили к агитации в частях Шуро в Казани. Во второй половине февраля 1918 г. Харби Шуро начал получать сведения о разложении частей и из других мест, особенно из Оренбурга и Уфы. Бездействие воинских частей, отсутствие реальных действий Харби Шуро и II Военного Съезда по созданию Штата, нарастающее непонимание причин их содержания под ружьем разлагали мусульманские части, способствовали утрате боеспособности и моральных качеств. В итоге, сами солдаты выступили за роспуск национальных частей.
В феврале 1918 г., в противовес намечавшемуся учредительному съезду Идель-Урала, в Казани был создан областной съезд Советов Поволжья и Южного Урала. Практически все делегаты-мусульмане единодушно защищали идею Штата. Но съезд Советов выступил против национальной автономии. В ответ, мусульманская фракция покинула съезд, и 26 февраля 1918 г. на общем заседании мусульманских организаций Казани было принято решение о провозглашении Штата. 27 февраля были развешены плакаты с текстом Фармана (Универсала) о провозглашении Штата. В провозглашении должны были принять участие все мусульманские организации, кроме Мусульманского комиссариата при Казанском Совете.
В ответ, 26 февраля 1918 г., руководство Казанского губернского Совета учреждает Казанскую Советскую Республику. В городе было объявлено военное положение. В ночь с 28 февраля на 1 марта 1918 г. руководство Шуро было арестовано. Впрочем, заключение Алкина закончилось очень быстро. Но он отказался от идеи вооруженной борьбы и после освобождения.
Ильяс Алкин не мог остановить набирающий скорость маховик гражданской войны, но стремился хотя бы немного сбавить ее обороты. Последним его подвигом было фактическое недопущение белой полиции в татарские районы Казани в августе-сентябре 1918 г., когда он спас своих многих политических противников. Алкин отказался участвовать в средневековой бойне гражданской войны. Он не захотел дать своей нации опыт братоубийства — в стране, где оно стало нормой. Наверное, в этом его основной подвиг. Он не стал татарским Наполеоном, но остался Человеком.
В дальнейшем он уже никогда не был на первых ролях. Однако ему припомнили прошлое. В 1937 г. он был расстрелян.

http://kitap.net.ru/habutdinov/1-15.php

И еще на эту тему

Комментарии

  1. #1 SRF февраля 19 0:47:

    Начало 20 века: отказались от политической борьбы, роспустили полумиллионную армию ... получили искуственный голод, потеряли 5-ю часть народа. Начало 21 века: отказались от поста президента, ликвидировали республику ... ????

    Цитировать этот комментарий
  2. #2 Алмаз(ШТ) февраля 25 21:35:

    Цитата:

    Начало 20 века: отказались от политической борьбы, роспустили полумиллионную армию ... получили искуственный голод, потеряли 5-ю часть народа. Начало 21 века: отказались от поста президента, ликвидировали республику ... ????

    Прошу не путать «татарстан» и «татарстанского президента» с Татарами. Это две большие разницы.

    Наличие так называемого «татарстана» главное препятствие в объединение татар для общей борьбы за независимость. Пока татары не поймут это ничего не будет.

    Цитировать этот комментарий
  3. #3 SRF февраля 26 0:38:

    Цитата:

    Прошу не путать «татарстан» и «татарстанского президента» с Татарами.

    Согласен, но дело же не в личности Р. Минниханова, местных министров, депутатов, судей, бизнесс-элиты (назначенной, допущенной к богатствам республики), а в самих институтах республиканской власти, органах государственной власти, включая военизированные структуры. Президента, чиновников и предпринимателей можно поменять, но если не будет республики, то вообще не будет никакой организующей силы. В РФии, где татар разделили по разным регионам, закрывают национальные школы, детсады, селектируют национальных и религиозных деятелей, то есть руссификация татар и прочих инородцев является государственной политикой, республиканская структура власти Татарстана остаётся единственным инструментом, который позволит организоваться татарам и занять достоиное место на своей земле среди прочего населения Идел-Урала в момент, когда московские власти обонкротят свою империю и доведут дело до очередной революции.

    Поэтому, защита поста президента как национального символа, и республики как органа национальной татарской государственной власти — это последний рубеж в сохранении и, будем надеяться, скором возрождении народа и государства. Если татары будут согласны ликвидировать республику, не выскажут протестов, согласятся быть просто населением РФии, какого-нибудь «субъекта федерации», то это уже будут не татары, а обычные россияне — иваны, непомнящие родства...

    Цитировать этот комментарий
  4. #4 Сепаратист февраля 26 0:57:

    Цитата:

    Цитата:

    Прошу не путать «татарстан» и «татарстанского президента» с Татарами.

    Согласен, но дело же не в личности Р. Минниханова, местных министров, депутатов, судей, бизнесс-элиты (назначенной, допущенной к богатствам республики), а в самих институтах республиканской власти, органах государственной власти, включая военизированные структуры. Президента, чиновников и предпринимателей можно поменять, но если не будет республики, то вообще не будет никакой организующей силы. В РФии, где татар разделили по разным регионам, закрывают национальные школы, детсады, селектируют национальных и религиозных деятелей, то есть руссификация татар и прочих инородцев является государственной политикой, республиканская структура власти Татарстана остаётся единственным инструментом, который позволит организоваться татарам и занять достоиное место на своей земле среди прочего населения Идел-Урала в момент, когда московские власти обонкротят свою империю и доведут дело до очередной революции. Поэтому, защита поста президента как национального символа, и республики как органа национальной татарской государственной власти — это последний рубеж в сохранении и, будем надеяться, скором возрождении народа и государства. Если татары будут согласны ликвидировать республику, не выскажут протестов, согласятся быть просто населением РФии, какого-нибудь «субъекта федерации», то это уже будут не татары, а обычные россияне — иваны, непомнящие родства...

    SRF, полностью солидарен с тобой! В последние несколько лет в татарское национальное движение вбросили мысль, что до революции 1917 года у татар все было тип-топ. И причиной этого называют то, что тогда-де у татар не было никаких автономий и республик и поэтому национальное самосознание просто кипело гейзером. И провоцируют нас через наших же лидеров и трибунов (от Алмаза ШТ не ожидал!), вот уничтожим республики и русские совсем станут пушистыми и откроют нам и татарские школы, садики для деток наших и прочая, и прочая... Какая наивность! Если конечно не хуже. Наши республики, пусть и с такими беззубыми ханами, это последнее, что у нас осталось! Если станем областью или там краем каким-нибудь, обратной дороги не будет!

    Цитировать этот комментарий
  5. #5 Руслан апреля 9 20:18:

    рэхмэт, поставили сюда vk.com/tatar_bozqurd

    Цитировать этот комментарий
  6. #6 top dentist atlanta октября 4 11:57:

    355869 987794I always check out your blog and retrieve everything you post here but I never commented but today when I saw this post, I couldn

    Цитировать этот комментарий

Добавить комментарий


Цитировать выделенный текст

Designed by Azat Galiev aka AzatXaker 2019.